ПО «Вега», Бердск

(1946-1999гг.)

В труднейших условиях послевоенного времени, 14 октября 1946 года, был создан бердский радиозавод. В сентябре 1947-го завод выпустил первую партию радиоприемников «Рекорд-46». За счет таланта руководителей и специалистов, творческого и самозабвенного труда всего коллектива БРЗ в короткий срок разработал и освоил широкую номенклатуру (более 20 наименований) новейшей радиотехники, обогнав передовые радиозаводы СССР. Самым эффективным периодом развития БРЗ было время, когда директором работал Александр Николаевич Шкулов (с 1965 по 1986 год).

В 1985-м БРЗ преобразован в ПО «Вега», и в этот же год за разработку новой техники и передовой технологии завод стал головным предприятием советской радиопромышленности и награжден орденом Трудового Красного Знамени. Продукция БРЗ побеждала на многих выставках за границей, продавалась в Европе, Африке, Турции, Англии, Иране, Вьетнаме. Производство кооперировалось с сотнями предприятий СССР и стран СЭВ.

В 1986 году руководство ПО «Вега» принял Иван Никитич Палагин, успешно прошедший на заводе все ступеньки карьерной лестницы и видевший в приватизации путь к развалу. Через три года предприятие переходит на полный хозрасчет и самоокупаемость. 10 октября 1991 года 12-тысячный коллектив ПО «Вега» свой 45-летний юбилей отмечает значительными успехами, с настороженностью воспринимая перестройку. Намечает большие планы по развитию производства, в том числе изготовлению лазерных цифровых проигрывателей, выпуску компьютеров, других сложных изделий в кооперации с предприятиями Японии и Кореи. Настроение коллектива было очень оптимистичным.

C 1979 по 1985 год на БРЗ производились музыкальные центры «Вега-115» и комбинированное устройство «Вега-117». В них использовались электропитающие установки (ЭПУ) польского производства, лентопротяжный механизм (ЛПМ) венгерского производства, усилитель, блок УКВ, акустические системы собственного производства.

Изделия позднего периода: «Вега-МП120», «Вега-У120», «Вега-335», «Вега-338», «Вега-250», «Вега-252», мини-магнитофоны «Вега-М410С», «Вега-420С», плеер «Вега-П410», разнообразные стереофонические телефоны, двухкассетная магнитофонная приставка «Вега-МП122» и лазерный проигрыватель «Вега-ПКД122С», а также многие другие модели широко известны не только в СССР, но и за рубежом, так как экспорт продукции завода осуществлялся в 26 стран мира.

Количество выпускаемой продукции исчислялось миллионами. К примеру, только изделий марки «Рекорд» к сентябрю 1979 года было выпущено 15 миллионов экземпляров.

Советские магнитофоны, конечно, весьма уступали японским в надежности лентопротяжного механизма, но в период с 1985 по 1990 год в СССР был сделан настоящий прорыв в бытовой радиоэлектронике. Появившиеся образы марок «Олимп», «Маяк», «Электроника», «Илеть», «Весна», «Сатурн», «Юпитер», «Союз», «Орбита»[201] могли бы и на сегодняшний день по качеству воспроизводимого звука дать фору существующим системам лазерного считывания.



Усилители «Радиотехника», «Вега», «Одиссей» звучали просто замечательно. Некоторые из перечисленных образцов функционировали в диапазоне воспроизводимых частот от 10 до 24000 Гц. Магнитофоны высшего класса имели по четыре практически неизнашиваемые головки и механизм реверса.

Таков был вклад военно-промышленного комплекса в производство товаров народного потребления.

Но 1993 год стал последним относительно успешным годом работы завода. В октябре ПО акционируется. А потом появляется закон, увеличивающий отчисления на соцстрахование, до 45% налог с прибыли, налог с продаж. Это привело к тому, что продукция предприятий России стала нерентабельной. 1994-й – год скандалов в коллективе «Веги» по поводу приватизации. В 1995-м выпуск продукции сократился в 10 раз. Коллектив отправили в двухмесячный отпуск без содержания, а после начались массовые сокращения. 28 января 1998 года «Вегу» объявили банкротом. А в 1999-м предприятие прекратило существование – его исключили из реестра. На месте БРЗ остались территория и корпуса, но ничего от наукоемкого, высокотехнологичного производства. Работники потеряли материальную стабильность, жизненные ориентиры, а Бердск – мировую известность, символ гордости, экономического потенциала и технического прогресса.

Как легко можно видеть, высокотехнологичное, передовое по всем параметрам, рвущееся в будущее, готовое к освоению новых типов продукции предприятие было буквально раздавлено ошибочными, точнее, преступными макроэкономическими решениями. Естественно, что ни Ельцин, ни его премьеры ответственности за это не понесли. Вина была возложена на само предприятие, которое, как водится, было объявлено неудачником, оказавшимся не в состоянии выдержать рыночную конкуренцию.

В результате для российской радиоэлектронной промышленности, которая к середине 80-х годов прошлого века вышла на сопоставимый с западными конкурентами технологический уровень, и которая при минимальной поддержке вполне могла начать выпуск собственных DVD, MP3 и мобильных устройств практически одновременно (возможно, на 1–2 года позже) с зарубежными конкурентами, пореформенное пятнадцатилетие (1992–2007 гг.) с принимавшимися в тот период макроэкономическими решениями оказалось роковым.



В течение этих пятнадцати лет вместо спасения высокотехнологичных секторов с огромным научно-конструкторским заделом Россия строила пафосные трубопроводы и примеряла на себя одеяния углеводородной сверхдержавы. Время было безнадежно упущено.

Сменявшие друг друга, неразбирающиеся в экономике и технологиях президенты и премьеры и вице-премьеры, в рыночном угаре даже не попытались поддержать отечественную радиоэлектронику. В результате данная отрасль в России в сегменте производства устройств записи и прослушивания или просмотра (это наиболее значимый с точки зрения массовости потребления сегмент отрасли) практически погибла.

В настоящее время в России не производится в сколь-нибудь значимых количествах ни одной полностью отечественной марки магнитофонов, лазерных проигрывателей, DVD или MP3-плееров и иных устройств записи и прослушивания (просмотра), не производятся мобильные и стационарные телефоны, а радиоэлектронная промышленность массового потребления представлена опять-таки сборочными подразделениями транснациональных корпораций.

Практически весь российский рынок устройств записи и прослушивания принадлежит 7–9 мировым гигантам: «iRiver», «Samsung», «JVC», «Pioneer», «Phillips», «Panasonic», «Apple», «Sony» и «NEXX», а в области мобильной телефонии (в силу технологического сближения мобильных телефонов с устройствами записи и прослушивания ожидается усиление конкурентной борьбы в этом сегменте рынка) безраздельно царствуют «Sony», «Nоkia», «Motorolla» и «Samsung»[202].


4191138081539238.html
4191172844340573.html
    PR.RU™