Старый Стамбул

Ориентация

Официально никакого Старого города в Стамбуле не существует, но в обиходе так частенько называют треугольник между Золотым Рогом, Босфором и Мраморным морем — обнесенные стеной семь холмов древнего Константинополя. Само слово «Стамбул» до 1920-х годов подразумевало именно эту часть города — в противовес азиатским районам и Галате за Золотым Рогом.

Широкий (по стамбульским меркам) проспект пересекает Старый город с востока на запад, повторяя траекторию древней Месы, Средней улицы, — хребта, на который нанизаны центральные, срединные районы города. Меса проходит по горбам пяти городских холмов (на каждом — по огромной мечети), за которыми — шумная набережная и патриархальные кварталы Золотого Рога. Путаница переулков по другую сторону Месы круто валится к Мраморному морю. Большие современные здания, сильно сгладившие городской рельеф, помогают забыть, на какой высоте находишься, — как вдруг в рамку вполне сухопутного пейзажа неуклюже вползает между домами огромный корабль.

Беязит

Площадь Беязит (Beyazit Meydanı) — суетливый и шумный центр Старого города: здесь чад и грохот, здесь конечная остановка половины городских автобусов и маршруток, здесь сразу линяет туристический лоск Еничерилер и Диван-Йолу, и слышно, как бьется подлинное сердце Стамбула. Сердце это — базар: самый большой в мире рынок расположен сразу за площадью.

Огромные мраморные глыбы, сваленные на тротуаре по левой стороне проспекта, — все, что осталось от древнего форума Феодосия. А на высокой террасе над улицей стоит внушительная мечеть, построенная в 1506 году султаном Баязидом II и названная в его честь мечетью Беязит (Beyazit Camii, или просто Beyazidiye). Самое красивое в ней — мраморный двор с колоннами из красного порфира и зеленого змеевика. Купол мечети — 17 метров в диаметре, а изящные минареты украшены кирпичным орнаментом. В здании медресе (религиозного училища при мечети) сейчас занятный Музей каллиграфии.

Посещение мечети Беязит пн-вс 9.00 и до заката

Прямо на площади перед мечетью со специальных застекленных тележек продают горячий плов, а чуть ниже, за автобусной остановкой, приютилось несколько грязных и ничем на первый взгляд не примечательных съестных лавок. Но на месте одной из них — Çınaraltı Cafe — находилась когда-то кофейня, в которой собирались янычары, благодаря чему отрезок Месы от Чемберлиташ до Беязит называется «улица Янычар» — Еничерилер (Yeniçeriler Caddesi).

Позади мечети, в тени платанов, небольшой и грязноватый чайный сад, а за ним малозаметные воротца в стене ведут на букинистический рынок (Sahaflar Çarşısı) — очаровательный, уютнейший дворик под навесом из вьющегося винограда, где можно приобрести старые открытки с видами Стамбула и подписями на четырех языках, копии оттоманских порнографических миниатюр и роман Горького «Мать» по-турецки. А в случае если покупательская мания разыграется не на шутку, через маленькую дверцу в дальнем конце двора можно попасть прямо к воротам Крытого рынка.



Красивые «мавританские» ворота напротив мечети — вход на территорию Стамбульского университета (Ïstanbul Üniversitesi). Ворота эти — любимое место исламистов, коммунистов, националистов и прочих курдов, которые периодически дерутся здесь с полицией и друг с другом. В такие минуты от Беязита лучше держаться подальше, зато в остальное время в каштановом парке местного кампуса царит такая тишина, что после шумной площади звенит в ушах. В стоявший здесь некогда дворец султаны ссылали надоевших наложниц, и здание получило прозвище «Дворец слез». Оно не сохранилось — как и казармы янычар, находившиеся по соседству.

Над парком нависает огромная (85 м) башня Беязит (Beyazit Kulesi). Эта пожарная каланча, которую построили в 1828 году, до сих пор используется по назначению, а заодно служит маяком: когда ночью разводятся мосты и по заливу Золотой Рог идут большие корабли, лоцманы ориентируются по разноцветным фонарям на ее вершине. Внутрь башни не пускают: ведущая наверх деревянная винтовая лестница из 180 ступеней еле дышит.

Лалели

Оживленный, энергичный и не слишком опрятный квартал между Беязитом и площадью Аксарай когда-то был вполне респектабельным (здесь селились сначала вельможи, а потом университетские преподаватели), но с тех пор утекло много воды. Сейчас это сердце так называемого «русского Стамбула». Хотя квартал совсем невелик, он умудрился бросить свою кожано-дубленочную тень на весь огромный город — во всяком случае, так кажется из России. Бум шоп-туризма начался в конце 80-х, когда через открытые границы тысячами хлынули сначала польские, а затем и русские челноки. Был создан целый новый бизнес — поставка за рухнувший железный занавес самого разнообразного барахла, не особенно качественного, зато копеечного. Ежедневные обороты местных торговцев доходили, говорят, до каких-то сумасшедших миллионов.



Сейчас героическая эпоха челноков давно позади, но в середине 90-х район Лалели (Laleli) обладал особенным духом и стилем — хотя и не сказать, чтобы приятным: это был дом родной напористых теток в «варенках» и тренировочных штанах. Днем они сновали по улицам, сгибаясь под тяжестью тюков с товарами и оглашая окрестности непечатной бранью, которую сами ласково именовали «матерком»; а вечером из окон отелей доносился громкий треск липкой ленты: тюки, протащенные, вопреки запрету портье, в номер, следовало для пущей сохранности в пути обматывать скотчем — «скотчевать». Потом тетки отдыхали: под аккомпанемент залетной гармохи пели песни за столиками русского «Рыбного ресторана Диана» и ругали жуликов-турок. Добродушные турки не обижались, потому что думали, что все русские только такие и должны быть (и сейчас думают). Теперь прежних толп нет, напряжение торгового азарта спало, русская жизнь в Лалели устоялась: на рассвете крик муэдзина смешивается здесь с задорным кукареканьем петуха, вывезенного откуда-нибудь из-под Херсона из ностальгических соображений, а обед в «Русских пельменях Татьяны» происходит под аккомпанемент оглушительного русского шансона. Помимо упомянутых пельменей, имеются «Женские прически Майкл» (нарисован Майкл таки Джексон); реклама «Зеки карго» наводит на самые мрачные предположения о персонале этой транспортной компании, зато танцевальный ритм вывески «Боссаножки Дольче Вита» вполне оправдывает дикую орфографию.

Мечеть Лалели (Laleli Camii, 1759-1763) на углу одноименного переулка — последняя из больших имперских мечетей Стамбула. «Тюльпановая мечеть» возведена на высоком цоколе, во внутренностях которого скрывается настоящий лабиринт кривых сводчатых проходов и комнатушек замечательно неправильной формы. Непосредственно под огромной мечетью — кажется, вопреки здравому смыслу — не мощный фундамент, а легкомысленный сводчатый зал с восемью игривыми колоннами и фонтаном в центре. Сейчас во всех этих подземных норах — кафе и крошечные магазинчики. Напротив мечети, по другую сторону переулка, отель Merit Antique, неплохой образец стамбульского ар-деко.

Посещение мечети Лалели пн-вс 9.00 и до заката

Но главное сокровище района таится по другую сторону главной улицы: между двумя огромными торговыми центрами спрятан один из самых знаменитых византийских храмов — изящная церковь монастыря Мирелейон, также известная под старым турецким названием мечеть Бодрум (Bodrum Camii). Монастырь был устроен императором Романом Лекапином около 922 года. Церковь неплохо выглядит, но это всего лишь результат реставрации: на самом деле на фасадах, вероятно, не осталось ни одного старинного кирпича. Мирелейон, как и тысячу лет назад, производит впечатление изящной дорогой игрушки — как и следует главной церкви богатого придворного монастыря.

Церковь Мирелейон Sait Efendi Sokak

Храм обычно закрыт, но внутрь можно попасть, вручив 1 YTL сторожу

Турецкое ее название, Бодрум-Джами, означает «мечеть над погребом»: храм стоит на высоком сводчатом постаменте. Поднять его так высоко было необходимо, потому что остальные здания монастыря были построены на сводах одного из самых загадочных сооружений древнего Константинополя — так называемой Ротонды. Назначение огромного (диаметр — больше 40 м) круглого сводчатого сооружения с толстенными стенами и даже примерная дата его постройки совершенно неизвестны. Сейчас в Ротонде — торговый центр.

Лежащая в низине площадь Аксарай (Aksaray Meydanı) представляет собой огромную транспортную развязку, а в древности на этом месте находился Бычий форум, название которому дала огромная бронзовая статуя быка. Форум был местом публичных казней — второе по популярности зрелище после скачек на Ипподроме. Стоящая на площади необарочная мечеть Валиде-Султан (Valide Sultan Camii) построена в 1871 году и довольно изящна, хотя мелкая резьба, покрывающая ее сверху донизу, весьма утомительна для глаз.


3955604114930182.html
3955689032464821.html
    PR.RU™